Минувший 2016 год, в общем и целом, был для мира искусства вполне успешным: в нем были и громкие выставки с многочасовыми очередями, и рекордные продажи на торгах, и оживленные ярмарки. Из всего этого можно сделать вывод о том, что искусство в равной степени было востребовано как с коммерческой, так и эстетической точки зрения. Тем не менее, это никак не отменяет того факта, что чем дальше, тем сильнее рынок сегментируется.
По информации из открытых источников, емкость рынка современного искусства в финансовом выражении выросла с 2000 года в 14 раз. Произведения второй половины прошлого века пользуются стабильно высоким спросом не только благодаря своей собственной художественной ценности, но и активности аукционных домов.
В работе первых все более важную роль играют частные продажи, объем которых на том же Christie’s в прошлом году увеличился на 25% и вплотную приблизился к отметке в £700 млн. Более чем весомый вклад в этот результат сделала продажа двух парных портретов кисти Рембрандта и портрета королевы Елизаветы I. Однако на первичном рынке дела далеко не столь оптимистичны. Частные коллекционеры и инвесторы не горят большим желанием взваливать на свои плечи серьезные риски, приобретая работы молодых начинающих авторов, представляющих актуальное искусство.
Тенденцией 2016 года стал повышенный спрос на послевоенное искусство: с одной стороны, оно еще достаточно свежо и молодо, с другой — обладает уже неплохой узнаваемостью.
Самыми хорошими продажами Christie’s в прошлом году стали «Стог сена» кисти Моне (продан за $ 81,4 млн), «Без названия XXV» де Кунинга (более $66 млн) и «Лот и его дочери» кисти Рубенса (£45 млн. ). Однако очевидно, что работы такого уровня не могут появляться на торгах аукционных домов постоянно. Это порождает вполне закономерный вопрос: на что обращать внимание в отсутствие великих шедевров? Ответ на него не очевиден: растущий разрыв между рыночными и искусствоведческими оценками неминуемо ведет к росту «усталости» в среднем ценовом сегменте арт-рынка и лишает его чувства стабильности.
Если в начале 90-х годов прошлого века коммерческая оценка произведения искусства оказывала существенное влияние на его художественную ценность (как, например, в случае с молодыми британскими художниками), то в последние несколько лет ничего подобного не происходило и мир искусства все отчетливее делился на выставочный и коммерческий. Рынок делает ставку на проверенные временем и спросом «вечные» ценности, поднимая их и без того немалую стоимость на небывалые высоты, а музеи и галереи, в том числе и из-за этого, вынуждены обращать все больше внимания на инсталляции и перформативное искусство. Если этот дисбаланс продолжит усугубляться и дальше, то художественный мир окончательно и бесповоротно поделится на элитарный, хорошо продающийся и априори ценимый и на узнаваемый, эмоциональный и массовый, но не обладающий при этом сколько-нибудь серьезной стоимостью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.